Алименты в гк рф

Гк рф об алиментах

Однако на получение алиментных выплат вправе претендовать не только несовершеннолетние дети. В СК РФ алименты наравне с ними имеют право получать совершеннолетние граждане. Кто относится к этой категории, какова процедура взыскания выплат и что такое финансовые долги перед родителями? Ответы на эти и многие другие вопросы содержат материалы семейного законодательства.

Кто имеет право подавать на алименты

В первую очередь права и обязанности затрагивают мужа и жену. В соответствии с Российским законодательством определён круг лиц, имеющих право на получение денежных выплат.

  • Несовершеннолетние дети.
  • Нетрудоспособные дети старше 18 лет.
  • Нетрудоспособные лица, нуждающиеся в помощи (супруги-инвалиды).
  • Жена на стадии беременности и в течение 3-х лет после родов.
  • Супруг, осуществляющий самостоятельный уход за ребёнком-инвалидом I группы.
  • Супруги-пенсионеры, в течение 5 лет с момента расторжения брака.

Основная категория граждан — это несовершеннолетние дети и нетрудоспособные супруги, нуждающиеся в помощи. На данный момент по Семейному Кодексу РФ для алиментов установлена норма выплат и минимальный размер, который должны платить ответственные лица.

Комментарий к Ст. 15 ГК РФ

1. В комментируемой статье понятие убытков связывается с правонарушением и характеризуется как категория юридической ответственности. Следует, однако, иметь в виду, что чрезвычайно широко распространено (в том числе и в законодательстве) и иное понимание убытков. Нередко под убытками разумеются неблагоприятные последствия (чего-либо) в имущественной сфере субъекта, выражающиеся в умалении этой сферы (например, утрата имущества), необходимости нести расходы и (или) сохранении этой имущественной сферы в неизменном виде, хотя она должна была пополниться (расшириться). Причем возложение обязанности возместить убытки в таких случаях нельзя квалифицировать как привлечение к гражданско-правовой ответственности. По-видимому, это мера защиты. Так, в случае принятия Российской Федерацией закона, прекращающего право собственности, убытки, причиненные собственнику в результате принятия этого акта, в том числе стоимость имущества, возмещаются государством (ст. 306 ГК). При изъятии у собственника жилого помещения в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд ему выплачивается рыночная стоимость жилого помещения, а также возмещаются все убытки (в том числе те, которые он несет в связи с изменением места проживания, переездом, оформлением права собственности на другое жилое помещение и т.п., и, кроме того, упущенная выгода) (ст. 239 ГК, ст. 32 ЖК).

Независимо от того, взыскиваются ли убытки как гражданско-правовая санкция за правонарушение (как говорится в рассматриваемой статье) или взыскание убытков производится в качестве применения меры защиты (при отсутствии правонарушения), в соответствующих случаях действуют правила комментируемой статьи о понятии убытков и о принципе полного возмещения убытков (об этом далее).

2. Взыскание убытков как санкция за правонарушение или как мера защиты является универсальным правовым средством. Оно может производиться в целях защиты любого субъективного гражданского права (вещного, обязательственного, исключительного) независимо от того, есть ли на этот счет указания в специальных нормах (о собственности, обязательствах и пр.).

Кроме того, универсальность рассматриваемого средства проявляется и в том, что убытки могут взыскиваться одновременно с взысканием неустойки (по общему правилу — в части, не покрытой неустойкой), процентов за пользование чужими денежными средствами (в части, не покрытой процентами) (см. ст. ст. 394, 395 ГК и комментарий к ним) и т.д. Вообще убытки в ряде случаев взыскиваются наряду с применением иных гражданско-правовых санкций. И это, кстати, опровергает широко распространившееся мнение о существовании принципа недопустимости применения двух (и более) санкций за одно правонарушение. В гражданском праве никогда такого принципа не было и нет.

3. В законе говорится о взыскании убытков, возмещении вреда или ущерба, компенсации расходов или издержек и т.п. Вопрос о соотношении соответствующих терминов (и понятий) остается предметом дискуссий уже несколько десятилетий . Анализ гражданско-правовых норм свидетельствует о том, что в некоторых случаях эти термины используются как синонимы. Так, в ст. 796 ГК РФ речь идет о возмещении ущерба, причиненного в случае утраты, недостачи или повреждения (порчи) груза либо багажа. Понятно, что речь идет об убытках (реальном ущербе). В других случаях указанными терминами обозначаются разные понятия. Например, на лицо, ответственное за причинение вреда, может быть возложена обязанность «возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15)» (ст. 1082 ГК).

———————————
Об этом см., например: Садиков О.Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. М.: Статут, 2009. С. 9, 50 — 57.

Таким образом, всякий раз необходимо выяснять истинный смысл употребления того или иного термина, если, конечно, это имеет какое-либо правовое значение .

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: общие положения. М.: Статут, 1997. С. 515.

4. Гражданское законодательство исходит из того, что убытки должны быть возмещены в полном объеме. Таково общее правило, сформулированное в комментируемой статье в развитие одного из основных начал гражданского законодательства: гражданское законодательство основывается в том числе на необходимости обеспечения восстановления нарушенных прав (см. ст. 1 ГК и комментарий к ней). Взыскание убытков в большем объеме, нежели пострадала имущественная сфера потерпевшего, приводило бы к неосновательному обогащению . Напротив, взыскание убытков в меньшем размере приводит к тому, что нарушенные права восстанавливаются лишь частично.

———————————
См., например, Определение Верховного Суда РФ от 7 мая 2009 г. N КАС 09-184.

Сказанное отнюдь не означает, что гражданско-правовые санкции обладают компенсационной природой (ныне это чрезвычайно популярная точка зрения). Действительно, существует общее правило, в соответствии с которым нарушенное право должно быть восстановлено (потери компенсированы и т.д.). Применительно к убыткам справедливо отмечается существование принципа полного их возмещения. Однако из этого правила есть множество исключений, причем как в ту, так и в другую сторону. Например, возможно взыскание неустойки сверх убытков (субъект получает больше того, что потерял, см. ст. 394 ГК и комментарий к ней). В рассматриваемой статье предусмотрена возможность установления законом или договором правила, в соответствии с которым убытки взыскиваются не в полном объеме, но в меньшем размере.

Установление в законе ограничений при взыскании убытков достаточно широко распространено (как в случаях, когда взыскание производится в виде санкции, так и в ситуациях, когда оно происходит в качестве применения меры защиты). Только в ГК РФ соответствующих указаний несколько десятков . Например, заказчик по договору возмездного оказания услуг может отказаться от исполнения договора при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов (п. 1 ст. 782 ГК). В случае утраты или недостачи груза либо багажа перевозчик возмещает ущерб в размере стоимости утраченного или недостающего груза либо багажа (п. 2 ст. 796 ГК).

———————————
Садиков О.Н. Указ. соч. С. 135.

Встречаются и ограничения иного рода. Так, ст. 717 ГК РФ устанавливает максимальный предел возмещения убытков в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения договора подряда. Так, подрядчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с заказчика убытков, возникших в результате отказа последнего от исполнения договора строительного подряда, в размере разницы между договорной ценой и суммой, выплаченной за выполненную работу. Суд первой инстанции удовлетворил иск в полной сумме со ссылкой на ст. 717 ГК РФ, согласно которой в случае отказа заказчика от договора он обязан возместить подрядчику убытки в указанном в этой статье размере. Суд кассационной инстанции решение отменил и передал дело на новое рассмотрение по следующим основаниям. Заказчик до истечения срока действия договора и сдачи ему результата работы в порядке, установленном ст. 717 ГК РФ, отказался от исполнения договора, известив об этом подрядчика. В соответствии с п. 1 ст. 15 ГК РФ причиненный ущерб возмещается полностью, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Статьей 717 ГК РФ определено, что помимо уплаты подрядчику части установленной договором цены пропорционально объему работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора, заказчик обязан возместить убытки, причиненные прекращением договора подряда, в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу. Данная норма не содержит исключения из общего правила возмещения убытков и не освобождает истца от обязанности доказывания возникших у него убытков, а лишь ограничивает размер возмещения в случае, если фактический ущерб превышает установленный законом максимальный предел .

———————————
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 24 января 2000 г. N 51 «Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда» (п. 19).

Допустимость установления ограниченной ответственности договором есть одно из проявлений принципа свободы договора (см. ст. ст. 1, 421 ГК и комментарий к ним). Вместе с тем для усмотрения сторон существуют некие пределы, устанавливаемые законом. Наиболее общее правило включено в п. 4 ст. 401 ГК РФ: заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно. Недействительно также заранее заключенное соглашение. После нарушения, в том числе умышленного, ограничить размер ответственности, по-видимому, все же можно (в частности, посредством достижения мирового соглашения).

С целью защитить слабую сторону в п. 2 ст. 400 ГК РФ указывается на ничтожность соглашения об ограничении ответственности должника по договору присоединения или по иному договору, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя.

Существуют и иные нормы, ограничивающие усмотрение сторон, предусмотренные ГК РФ (п. 3 ст. 75, п. 2 ст. 461, п. 4 ст. 723, п. 2 ст. 793, ст. 1046), а также иными актами (в частности, транспортного законодательства) .

———————————
См. об этом: Садиков О.Н. Указ. соч. С. 144 — 147.

Ограничение ответственности может происходить также в результате установления исключительной неустойки (см. ст. 394 ГК и комментарий к ней).

Соглашение об ограничении размера или состава взыскиваемых убытков может быть достигнуто как до их появления, так и после того, как понесены убытки.

Законом или договором можно предусмотреть возмещение убытков в меньшем размере, но нельзя установить, что возможно взыскание большей суммы, нежели понесенные убытки, или указать на недопустимость взыскания убытков.

5. Как следует из п. 2 комментируемой статьи, согласно традиции убытки подразделяются на реальный ущерб и упущенную выгоду.

6. Реальный ущерб может выразиться в следующем.

Во-первых, в расходах, которые лицо произвело или должно будет произвести для восстановления права. Имеются в виду как те ситуации, когда право прекратилось, но может быть восстановлено, так и случаи, когда право продолжает существовать в деформированном виде. Например, передана вещь ненадлежащего качества и понесены (должны быть понесены) расходы на исправление недостатков.

При взыскании расходов, которые лицо должно будет понести для восстановления нарушенного права (будущих расходов), суды исходят из того, что необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг, договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п. .

———————————
Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 10).

В состав реального ущерба входят также расходы на представительство в суде и юридические услуги, понесенные в связи с обращением к суду за защитой нарушенного права (другое дело, что законодательством установлен специальный порядок взыскания такого ущерба) .

———————————
Определения Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2002 г. N 22-О «По жалобе открытого акционерного общества «Большевик» на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 15, 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации», от 19 января 2010 г. N 88-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Трофименко Зинаиды Ивановны на нарушение ее конституционных прав статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, частью первой статьи 98 и частью первой статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»; информационное письмо Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. N 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах» (п. 1).

Во-вторых, реальный ущерб может быть выражен в утрате имущества (о «многоликости» понятия имущества см. ст. 128 ГК и комментарий к ней).

Под имуществом в этом случае понимаются прежде всего вещи. Убытки выражаются в гибели вещи (ее исчезновении), что приводит к умалению имущественной сферы. Утратой имущества следует считать также прекращение права, если оно не может быть восстановлено. Взысканные убытки в этих случаях представляют собой денежную сумму, компенсирующую данные потери. Так, товарищество обратилось в арбитражный суд с иском об обязании предприятия передать в натуре две трехкомнатные квартиры, как это предусмотрено договором на участие в строительстве. При разрешении спора в суде первой инстанции ответчик признал иск, но сослался на невозможность исполнения обязательства, так как весь дом заселен. В связи с этим истец изменил предмет иска и просил взыскать убытки в виде стоимости квартир. Суд первой инстанции удовлетворил иск, взыскав с ответчика денежную сумму, внесенную истцом в размере сметной стоимости квартир на момент заключения договора. Обжалуя решение, истец указал на то, что присужденная сумма в связи с инфляцией не позволяет ему приобрести две трехкомнатные квартиры и, следовательно, восстановить свои имущественные права, нарушенные ответчиком вследствие неисполнения им договорного обязательства. Постановлением апелляционной инстанции решение изменено: в пользу истца взыскана денежная сумма, необходимая для покупки двух трехкомнатных квартир, адекватных по качеству тем, которые подлежали передаче истцу в построенном сторонами доме, по ценам, действовавшим в день предъявления иска. При этом арбитражный суд исходил из следующего. Поскольку ответчик не выполнил свои обязательства по передаче квартир, истец вправе требовать в соответствии со ст. 15 ГК РФ возмещения убытков. При определении размера убытков следует руководствоваться п. 3 ст. 393 ГК РФ .

———————————
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 июля 2000 г. N 56 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с договорами на участие в строительстве» (п. 10).

В-третьих, реальный ущерб может состоять в повреждении имущества. Речь идет только о вещах. Повреждение означает, что вещь утрачивает какие-либо свойства, понижаются ее качественные характеристики и т.д. Очевидно, что в этом случае говорится как о собственно повреждении вещи как следствии механического воздействия, так и о порче как результате развития органических процессов.

Умаление имущественной сферы потерпевшего состоит в сумме разницы между стоимостью вещи до ее повреждения и ее стоимостью после повреждения.

В судебной практике иногда понятие «ущерб» конкретизируется при применении норм процессуального законодательства. Так, Президиум ВАС РФ указал, что понятие «ущерб», использованное в ч. 2 ст. 90 АПК РФ, охватывает как ущерб, определяемый по правилам комментируемой статьи ГК РФ, так и неблагоприятные последствия, связанные с ущемлением чести, достоинства и деловой репутации .

———————————
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. N 83 «О некоторых вопросах, связанных с применением части 3 статьи 199 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» (п. 2).

7. Упущенная выгода (неполученные доходы) представляет собой то мыслимое (предполагаемое) пополнение имущественной сферы потерпевшего, которое произошло бы при нормальном развитии событий (при обычных условиях гражданского оборота), если бы право не было нарушено .

———————————
См., например: информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21 января 2002 г. N 67 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм о договоре о залоге и иных обеспечительных сделках с ценными бумагами» (п. 10).

8. Правило, включенное в абз. 2 п. 2 комментируемой статьи, само по себе заслуживающее поддержки, «работоспособно» лишь в очень малом числе случаев. Хотя бы по той простой причине, что потерпевшему весьма непросто, а чаще всего невозможно доказать получение дохода правонарушителем, а тем более обосновать его размер.

9. При рассмотрении случаев, когда спор вытекает из налоговых или других финансовых и административных правоотношений, следует учитывать, что гражданское законодательство может быть применено к указанным правоотношениям только при условии, что это предусмотрено законодательством.

Судебная практика исходит из того, что граждане и юридические лица на основании правил комментируемой статьи и ст. 16 ГК РФ могут предъявлять требования о возмещении убытков, вызванных необоснованным взиманием экономических (финансовых) санкций налоговыми, таможенными органами, органами ценообразования и другими государственными органами .

———————————
Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 2).

10. Взыскание убытков с практической точки зрения — дело весьма трудоемкое. И дело не столько в сложности рассматриваемых материально-правовых норм, сколько в том, что они оперируют оценочными категориями. Следовательно, необходимо доказать факт наличия убытков, а также материального права на их возмещение, отсутствие процессуальных препятствий для взыскания убытков, их размер и т.д. .

———————————
См. об этом: Дегтярев С.Л. Возмещение убытков в гражданском и арбитражном процессе. 2-е изд. М., 2003 (1-е изд. — 2001).

Смотрите также ст. 393 ГК РФ и комментарий к ней.

Дело № 2-120/11

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Королев 16 марта 2011 года

Королевский городской суд Московской области в составе судьи Чиченевой Н.А., при секретаре Масловой И.С., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ИФНС России № 24 по г. Москве к ФИО3 о возложении субсидиарной ответственности по погашению расходов уполномоченного органа в процедуре банкротства ООО «Фотоград» на директора общества,

УСТАНОВИЛ:

ИФНС России № 24 по г. Москве обратилась в суд с иском к ФИО3 о возложении субсидиарной ответственности по погашению расходов уполномоченного органа в процедуре банкротства ООО «Фотоград» на директора общества.

Иск обоснован тем, что ООО «Фотоград» № зарегистрировано ДД.ММ.ГГГГ. Учредителем общества являются физические лица — ФИО1 и ФИО2. Решением учредителей директором общества назначен ФИО3.

В ходе хозяйственной деятельности ООО «Фотоград» не были уплачены обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды в установленные сроки, в результате чего образовалась задолженность перед бюджетом в размере 13 606 901 рубль 52 копейки, просроченная свыше трех месяцев, что соответствует признакам банкротства, регулируемым ст. ст. 3, 6, 9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от ДД.ММ.ГГГГ № 127-ФЗ.

По результатам проведенной в 2007 году выездной налоговой проверки было вынесено решение № от ДД.ММ.ГГГГ о привлечении ООО «Фотоград» к налоговой ответственности за совершение налогового нарушения.

Не согласившись с результатами выездной налоговой проверки, должник подал в Арбитражный суд г. Москвы требование о признании частично недействительным решения уполномоченного органа о привлечении организации к налоговой ответственности за совершение налогового нарушения.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от ДД.ММ.ГГГГ по делу № в удовлетворении требования ООО «Фотоград» о признании частично недействительным решения уполномоченного органа № от ДД.ММ.ГГГГ отказано. Постановлением от ДД.ММ.ГГГГ Девятый арбитражный апелляционный суд г. Москвы также оставил требование ООО «Фотоград» без удовлетворения, а решение Арбитражного суда от ДД.ММ.ГГГГ без изменения.

Далее истец указывает, что со стороны уполномоченного органа были проведены все мероприятия, предусмотренные налоговым законодательством, а именно: направлялись требования об уплате налогов, принимались меры принудительного взыскания, предусмотренные НК РФ. Из чего следует, что руководитель должника ФИО3 знал о наличии у ООО «Фотоград» задолженности по обязательным платежам в бюджет, однако кроме безрезультатного оспаривания решения налогового органа никаких действий не предпринимал, в нарушение норм ст. 9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» № 127-ФЗ возложенные на него обязанности не исполнил, в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника не обратился.

По состоянию на ДД.ММ.ГГГГ за ООО «Фотоград» числилась задолженность перед бюджетом в размере 22237 193 рубля 48 копеек, в том числе 13606 901 рубль 52 копейки — основной долг, 5 719 112 рублей 96 копеек – пени, 2 911 179 рублей — штраф.

Уполномоченный орган в лице Инспекции ФНС России № 37 по г. Москве обратился в арбитражный суд с заявлением о признании ООО «Фотоград» банкротом. Определением Арбитражного суда г. Москвы от ДД.ММ.ГГГГ по делу № в отношении ООО «Фотоград» введена процедура наблюдения. Решением того же суда от ДД.ММ.ГГГГ должник признан банкротом, и в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим был утвержден ФИО4. Общая сумма включенных требований уполномоченного органа составила 29 627 665 рублей 45 копеек, в том числе 18334 316 рублей 12 копеек — основной долг, 7 439400 рублей 73 копейки – пени, 3 843958 рублей — штраф.

В ходе проведения процедур банкротства погашение требований уполномоченного органа не производилось.

В ходе процедуры наблюдения арбитражным управляющим был произведен анализ финансово- хозяйственной деятельности должника в период 2005-2007 гг., по результатам которого управляющим сделан вывод о невозможности восстановления платежеспособности ООО «Фотоград» и целесообразности ходатайства о введении в отношении должника процедуры конкурсного производства. Данный факт свидетельствует о том, что, начиная с 2005 года, у организации уже имелись признаки неплатежеспособности.

Определением Арбитражного суда г. Москвы от ДД.ММ.ГГГГ конкурсное производство в отношении ООО «Фотоград» завершено. Сумма задолженности списана как невозможная к взысканию. В результате бюджет Российской Федерации потерял возможность пополнить доходную часть. Следовательно, государство в лице уполномоченного органа понесло убыток (упущенную выгоду) в размере 22 237193 рубля 48 копеек.

В соответствии со ст. 59 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в случае отсутствия у должника средств, достаточных для погашения расходов, заявитель обязан погасить указанные расходы в части, не погашенной за счет имущества должника.

Из бюджета Российской Федерации арбитражному управляющему ФИО4, осуществлявшему процедуру банкротства ООО «Фотоград», было выплачено 150515 рублей 39 копеек, в том числе вознаграждение временного управляющего в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере 87 419 рублей 36 копеек, вознаграждение конкурсного управляющего в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере 87 419 рублей 36 копеек, компенсация расходов на публикацию указанных процедур в размере 8484 рубля 20 копеек и расходы на получение информации из Федеральной регистрационной службы по г. Москве в размере 300 рублей. Указанные расходы понесены государством в результате неисполнения ФИО3 обязанности по обращению в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, поскольку в случае такого обращения вознаграждение арбитражному управляющему выплачивалось бы за счет заявителя. Следовательно, по вине ФИО3 бюджету Российской Федерации нанесён убыток в размере 150515 рублей 39 копеек.

Исходя из изложенного, ИФНС России № 24 по г. Москве полагает, что руководитель ООО «Фотоград» ФИО3 является лицом, которое подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в целях возмещения убытков уполномоченного органа в деле о банкротстве , и просит суд взыскать с руководителя ООО «Фотоград» ФИО3 убытки, понесённые уполномоченным органом в ходе банкротства ООО «Фотоград» по выплате ФИО4 вознаграждения арбитражного управляющего и компенсации ему расходов на проведение процедуры наблюдения и конкурсного производства, в сумме 150515 рублей 39 копеек.

В судебном заседании представитель истца ФИО6 поддержал заявленные требования в полном объеме и настаивал на их удовлетворении.

Представитель ответчика ФИО7 иск не признал, представил письменные возражения на исковое заявление, в которых указал, что ФНС России не доказала наличие обстоятельств, предусмотренных статьей 9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», обязывающих руководителя должника обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве. Так, ФНС России является единственным кредитором ООО «Фотоград», в связи с чем, у должника отсутствовала обязанность по обращению в арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом. Более того, согласно статье 8 указанного Закона подача заявления должника в арбитражный суд является его правом, а не обязанностью. Арбитражным судом в деле о банкротстве был установлен факт отсутствия у ООО «Фотоград» имущества и денежных средств. Таким образом, истец не доказал реальную возможность удовлетворения требований уполномоченного органа в случае обращения ФИО3 в Арбитражный суд с заявлением должника.

Кроме того, как далее указал представитель ответчика, ФИО3 ДД.ММ.ГГГГ подал учредителям ООО «Фотоград» ФИО8 и ФИО1 заявление об увольнении с должности Генерального директора по собственному желанию, ДД.ММ.ГГГГ он был уволен в соответствии со ст. 80 Трудового кодекса РФ и расторг трудовой договор с ООО «Фотоград». Соответственно с ДД.ММ.ГГГГ полномочия ФИО3, как единоличного исполнительного органа — директора ООО «Фотоград», были прекращены, и на момент принятия определения Арбитражного суда г. Москвы от ДД.ММ.ГГГГ ФИО3 не являлся исполнительным органом ООО «Фотоград». Таким образом, к нему не может быть предъявлено требование о возмещении убытков.

Суд, выслушав пояснения сторон, изучив письменные материалы дела, приходит к следующему.

Из материалов дела усматривается, что ООО «Фотоград» (ИИН 7737077921) зарегистрировано Государственным учреждением «Московская регистрационная палата» ДД.ММ.ГГГГ по адресу: .

Учредителями Общества являются физические лица — ФИО1, проживающий по адресу: , ФИО2, проживающий по адресу: .

Решением учредителей № от ДД.ММ.ГГГГ директором общества назначен ФИО3, проживающий по адресу: .

Как установлено в судебном заседании, в ходе хозяйственной деятельности ООО «Фотоград» не были уплачены обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды в установленные сроки, в результате чего образовалась задолженность перед бюджетом в размере 13 606901 рубль 52 копейки, просроченная свыше трех месяцев, что соответствует признакам банкротства, регулируемым ст.ст. 3, 6, 9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от ДД.ММ.ГГГГ № 127-ФЗ.

В соответствии с пунктом 2 статьи 3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены.

Согласно пункту 2 статьи 6 названного Закона производство по делу о банкротстве может быть возбуждено арбитражным судом при условии, что требования к должнику — юридическому : лицу в совокупности составляют не менее ста тысяч рублей.

Пункт 1 ст. 9 Закона прямо указывает на обязанность руководителя должника обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в случае, если удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств, обязанности по уплате обязательных платежей в полном объеме перед другими кредиторами,…если должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества.

В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Закона в случае нарушения руководителем должника положений Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», указанные лица обязаны возместить убытки, причиненные в результате такого нарушения,. .. нарушение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены статьей 9, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления должника в арбитражный суд и подаче такого заявления по обязательствам должника, возникшим после истечения срока, предусмотренного пунктами 2 и 3 статьи 9 настоящего Федерального закона.

Этот же вид ответственности предусмотрен пунктом 3 статьи 3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от ДД.ММ.ГГГГ № 14-ФЗ.

Статья 399 Гражданского кодекса РФ устанавливает, что если. .. кредитор не получил от должника в разумный срок ответ на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность.

По результатам проведенной в 2007 году выездной налоговой проверки было вынесено решение № от ДД.ММ.ГГГГ о привлечении ООО «Фотоград» к налоговой ответственности за совершение налоговое нарушения.

Не согласившись с результатами выездной налоговой проверки, должник подал в Арбитражный суд г. Москвы требование о признании частично недействительным решения уполномоченного органа о привлечении организации к налоговой ответственности за совершение налогового нарушения.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от ДД.ММ.ГГГГ по делу № в удовлетворении требования ООО «Фотоград» о признании частично недействительным решения уполномоченного органа № от ДД.ММ.ГГГГ было отказано. Постановлением от ДД.ММ.ГГГГ Девятый арбитражный апелляционный суд г. Москвы также оставил требование ООО «Фотоград» без удовлетворения, а решение Арбитражного суда от ДД.ММ.ГГГГ без изменения.

Со стороны уполномоченного органа были предприняты меры принудительного взыскания, предусмотренные НК РФ.

Таким образом, руководитель должника ФИО3 знал о наличии у ООО «Фотоград» задолженности по обязательным платежам в бюджет, однако, кроме оспаривания решения налогового органа, никаких действий не предпринял.

Руководитель общества ФИО3 в нарушение норм ст. 9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от ДД.ММ.ГГГГ № 127-ФЗ не исполнил возложенные на него обязанности — не обратился в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника.

По состоянию на ДД.ММ.ГГГГ за ООО «Фотоград» числилась задолженность перед бюджетом в размере 22 237193рубля 48 копеек, в том числе 13 606901 рубль 52 копейки — основной долг, 5 719112 рублей 96 копеек – пени, и 2 911179 рублей — штраф.

Уполномоченный орган в лице Инспекции ФНС России № 37 по г. Москве обратился в арбитражный суд с заявлением о признании ООО «Фотоград» банкротом.

Определением Арбитражного суда г. Москвы от ДД.ММ.ГГГГ по делу № отношении ООО «Фотоград» была введена процедура наблюдения. Решением того же суда от ДД.ММ.ГГГГ должник признан банкротом, и в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден ФИО4. Требования уполномоченного органа включены в реестр требований кредиторов в размере 29 627665 рублей 45 копеек, в том числе 18 334316 рублей 12 копеек — основной долг, 7 439400 рублей 73 копейки – пени, и 3 843 958 рублей — штраф.

В ходе проведения процедур банкротства погашение требований уполномоченного органа не производилось.

Арбитражным управляющим был проведен анализ финансово-хозяйственной деятельности должника в период 2005-2007гг., по результатам которого управляющим сделан вывод о невозможности восстановления платежеспособности ООО «Фотоград» и целесообразности введения в отношении должника процедуры конкурсного производства.

Данный факт свидетельствует о том, что, начиная с 2005 года, у организации уже имелись признаки неплатежеспособности.

Определением от ДД.ММ.ГГГГ конкурсное производство в отношении ООО «Фотоград» завершено.

В Единый государственный реестр юридических лиц ДД.ММ.ГГГГ внесена запись о ликвидации ООО «Фотоград».

Сумма задолженности списана как невозможная к взысканию. В результате бюджет Российской Федерации потерял возможность пополнить доходную часть. Следовательно, государство в лице уполномоченного органа понесло убыток (упущенную выгоду) в размере 22 237193 рубля 48 копеек.

Финансирование процедур банкротства отсутствующих должников в силу норм ст. 227 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от ДД.ММ.ГГГГ № 127-ФЗ возлагается на заявителя.

В соответствии со ст. 59 названного Закона в случае отсутствия у должника средств, достаточных для погашения расходов, заявитель обязан погасить указанные расходы в части, не погашенной за счет имущества должника.

Из бюджета Российской Федерации арбитражному управляющему ФИО4, осуществлявшему процедуру банкротства ООО «Фотоград», было выплачено 150515 рублей 39 копеек, в том числе вознаграждение временного управляющего в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере 87419 рублей 36 копеек, вознаграждение конкурсного управляющего в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере 87419 рублей 36 копеек, компенсация расходов на публикацию указанных процедур в размере 8484 рубля 20 копеек и расходы на получение информации из Федеральной регистрационной службы по г. Москве в размере 300 рублей.

Указанные расходы понесены государством в результате неисполнения директором ООО «Фотоград» ФИО3 обязанности по обращению в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.

В случае обращения ФИО3 в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом вознаграждение арбитражному управляющему выплачивалось бы за счет заявителя.

Исходя из изложенного, суд приходит к выводу о том, что по вине ФИО3 бюджету Российской Федерации причинен убыток в размере 150515 рублей 39 копеек.

При этом доводы представителя ответчика о том, что ФИО3 с ДД.ММ.ГГГГ был уволен в соответствии со ст. 80 Трудового кодекса РФ и на момент принятия определения Арбитражного суда г. Москвы от ДД.ММ.ГГГГ не являлся исполнительным органом ООО «Фотоград», суд находит несостоятельными.

На основании статьи 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Государство в лице уполномоченного органа понесло убытки в результате бездействия ФИО3

При таких обстоятельствах исковые требования ИФНС России № 24 по г. Москве подлежат удовлетворению.

В силу ст. 103 ГПК РФ с ответчика подлежит взысканию госпошлина в доход государства в размере 4210 рублей 31 копейка.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования ИФНС России № 24 по г. Москве удовлетворить.

Возложить на ФИО3 субсидиарную ответственность по погашению расходов уполномоченного органа в процедуре банкротства ООО «Фотоград».

Взыскать с ФИО3 в пользу государства убытки, понесенные уполномоченным органом в ходе банкротства ООО «Фотоград» по выплате ФИО4 вознаграждения арбитражного управляющего и компенсации ему расходов на проведение процедуры наблюдения и конкурсного производства в сумме 150515 рублей 39 копеек (Сто пятьдесят тысяч пятьсот пятнадцать рублей 39 копеек).

Взыскать с ФИО3 госпошлину в доход государства в размере 4210 рублей 31 копейка.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Московский областной суд через Королевский городской суд Московской области в течение 10 дней со дня принятия решения в окончательной форме.

Судья:

Законодательство предусматривает различные способы восстановления нарушенных прав субъектов. В качестве одного из них выступает прямое возмещение убытков. Рассмотрим далее норму, которой оно установлено. взыскание убытков гк рф

Что такое неустойка

В соответствии с 330 ст. ГК РФ неустойкой является «определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить в случае просрочки исполнения». Если говорить об алиментах, неустойкой называются штрафные санкции, которые начисляются за определенный период неуплаты денег.

В определенных случаях допускается уменьшение размера неустойки. Этот пункт регламентируется 333 ст. ГК. Однако дела, связанные с задолженностью по алиментам, будут исключением и не попадут под действие ст. 333 ГК.

Семейное право определяет следующие виды неустойки:

  • договорная. Определяется мировым соглашением об алиментах, если таковое было составлено родителями. В подобном документе прописываются взыскания в случае длительного отсутствия алиментов. Семейный кодекс не устанавливает максимального значения штрафов, а потому об их сумме родители договариваются самостоятельно;
  • законная. Регламентируется такая неустойка по алиментам ст. 115 СК РФ. Ее второй пункт касается ситуаций, когда начисление алиментов происходило по решению суда, и гласит: «виновное лицо уплачивает получателю алиментов неустойку в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки». В этом же пункте сказано: «получатель вправе взыскать все причиненные просрочкой убытки в части, не покрытой неустойкой». Из этого следует, что увеличить размер штрафа можно, но уменьшить его (даже на основании ст. 333 ГК РФ) не получится.